г. Москва, ул. Бауманская, дом 7, офис 330
Пн - Пн: с 10:00 до 19:00

Обеспечение

Государственных

контрактов

Заказать бесплатный звонок
Бесплатная консультация

ЦБ принуждает банки к обелению денежных потоков

С приходом нового руководства Центрального банка России задачей номер один для регулятора стало выведение серых денежных потоков в стране в «белое», правовое поле. Процесс активной борьбы с отмыванием денежных средств и сомнительными операциями, начавшийся на рубеже 2013-2014 гг., последовательно продолжается по сей день.

Первым делом в поле зрения регулятора попали операции по выводу денежных средств за рубеж. Например, буквально 2-3 года назад была распространена схема их вывода по судебным решениям и исполнительным листам. Нерезиденты подавали в судебные органы иски о возврате фиктивных займов, предоставленных российским организациям, при этом должником или поручителем, как правило, выступала классическая фирма-однодневка. Суды выносили в пользу нерезидентов решения, на основании которых банки были обязаны перевести средства на их счета в иностранных, зачастую офшорных, юрисдикциях.

Следующим этапом стратегии ЦБ стала борьба с транзитными операциями. 31 декабря 2014 г. Банк России выпустил инструкцию 236-Т, в которой транзитные операции, по сути, стали приравниваться к сомнительным. Под транзитными операциями принято понимать многочисленные переводы между счетами фиктивных компаний, не несущие реального экономического смысла, а используемые недобросовестными игроками как для вывода средств за рубеж, так и для обналичивания или ухода от налогообложения. Одной из основных проблем, с которой столкнулись банки при реализации указаний регулятора, стало отсутствие однозначно трактуемых критериев отнесения платежей к категории транзитных. ЦБ осознанно не дает точного определения транзитной операции, периодически «подсвечивая» лишь отдельные признаки ее осуществления. Одним из основных критериев стало полное отсутствие или незначительный размер налоговых отчислений. Однако по формальным критериям к числу транзитных компаний может быть отнесено большое количество «живых» клиентов, например осуществляющих комиссионную торговлю. Кроме того, практикуют разделение денежных потоков и крупные холдинги, выделяя в отдельные компании, например, производственное и торговое подразделения, балансодержателя активов. Операции по перераспределению средств между такими компаниями также могут быть квалифицированы как транзитные.

В начале 2015 г. транзитной считалась компания, у которой налогов либо нет совсем, либо они составляют менее 0,2% оборота. Однако, «нащупав» этот критерий, недобросовестные компании пошли по пути наименьшего сопротивления и стали авансом оплачивать налоги, достигая нужных показателей. Выгода была очевидна: налоговые отчисления составляли 0,2% оборота, в то время как расценки за обналичивание перемахнули за 10%.

Понимая это ЦБ совершенствовал свои подходы и стимулировал банки сопоставлять масштабы деятельности клиентов и наличие сотрудников в штате, анализировать наличие производственных и складских помещений, сопоставлять картину деятельности подозрительных клиентов с портретом добросовестных клиентов в аналогичных отраслях и таким образом выявлять различные нестыковки в их деятельности.

Следующая и значительно более трудная задача, которую ЦБ ставит перед участниками банковского рынка, – выявление недобросовестных игроков среди реальных компаний, которые в погоне за дополнительным заработком готовы «зашивать» в реальный денежный поток от деятельности часть оборота от сомнительных операций. Сейчас все большее распространение приобретает схема торговли наличной выручкой, при которой реальная компания передает заказчику наличные деньги, а взамен получает на счета в банке безналичный перевод по таким основаниям, как возврат займа, услуги консультанта и т. д., уже с учетом дополнительной маржи. На выходе мы видим, что компания, которая, например, торгует печеньем, получает деньги за оказание каких-то консультационных или иных несвойственных для нее услуг от клиента, который, предположим, занимается обработкой древесины. Выявление таких клиентов требует от участников банковского рынка более глубокого погружения в суть бизнес-процессов своих клиентов.

Стоит отметить, что банки в этой области крайне слабо взаимодействуют друг с другом, и ЦБ пытается это поменять: в поправках к антиотмывочному законодательству видны следы нововведений, которые регулятор собирается ввести в ближайшей перспективе. Вероятно, во втором полугодии этого года ЦБ начнет рассылать участникам банковского рынка черные списки недобросовестных клиентов. Сейчас при признании клиента сомнительным банк должен сообщить об этом в Росфинмониторинг. При этом ранее у клиента существовала лазейка: он мог прийти в банк сразу же после направления ему требования о предоставлении документов, подтверждающих реальность проводимой операции, закрыть счет и перевести остатки на счет в другом банке. Сейчас банки обязаны уведомлять регулирующие органы в том числе и о том, что на запрос о предоставлении документов клиент, ничего не показав, закрыл счет. Реестр именно таких клиентов, видимо, и будет распространяться по рынку Росфинмониторингом или Центробанком, защищая участников системы от неблагонадежных компаний.

Однако данная инициатива несет в себе определенные риски. Связаны они прежде всего с тем, что у крупнейших банков, например из топ-10, может не быть достаточно времени для тщательной проверки каждой небольшой компании, у которой, по мнению ЦБ, присутствуют признаки сомнительности. В этом случае банки будут закрывать их счета по каким-то внутренним основаниям, что может привести к ущемлению прав добросовестных клиентов. Многое будет зависеть и от того, с какой тональностью Центробанк преподнесет данную новацию – будет ли это ультимативный вариант, запрещающий работать с компаниями из списка, или ЦБ оставит какое-то пространство для предметного обсуждения деятельности тех или иных клиентов.

Всем участникам рынка надо понять, что мы третий год живем в другой реальности, где государство жестко стимулирует бизнес к обелению, а взаимодействие между банками и клиентами происходит под пристальным контролем ЦБ и Росфинмониторинга. И если до начала 2014 г. операции до 80% юрлиц – клиентов некоторых российских банков в той или иной степени соответствовали формальным критериям транзитных, то в последние 2,5 года общими усилиями регулятора и банков доля таких клиентов многократно сократилась. На примере среднего по размеру российского банка можно с уверенностью утверждать, что за 2014-2015 гг. количество сомнительных клиентов и объем проводимых ими операций сократились не менее чем в 10 раз. Безусловно, главная цель Центробанка в этом вопросе – максимально сократить число серых компаний (очевидно, что полностью избавиться от них не удастся), параллельно увеличив налоговые отчисления в бюджет. Вся активность ЦБ в этом направлении нацелена на постепенный переход к мировым стандартам, которые задают Вольфсбергская группа с ее принципами предотвращения использования банковской системы для легализации преступных доходов и Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).